Официальный Telegram-канал: @ChristianityTodayRU

Следующий диалог является пересказом экстренного глобального молитвенного собрания, проведенного Lausanne Europe в четверг.

Анжела Ткаченко:

Мама вошла в мою комнату посреди ночи: «Началась война».

Я живу в Сумах, украинском городе с населением около 250 000 человек, который находится недалеко от границы с Россией. Неделю назад мой муж настоял на том, чтобы я забрала наших детей и мою маму и эвакуировалась. Мы отправились в Соединенные Штаты, а он остался.

В четверг я сразу стала паниковать. Что происходит в Сумах? Где мой муж? В безопасности ли он? Когда я, наконец, связалась с ним, он сказал мне, что проснулся от взрывов. Теперь он стоит в пробке, пытаясь выехать из города. На телефоне я стала просматривать фотографии длинных очередей на заправках и людей, спящих на станциях метро. Там же я прочла постановление правительства, запрещающее мужчинам в возрасте от 18 до 60 лет покидать страну. Увижу ли я снова своего мужа? Когда? Моя 93-летняя бабушка одна… моя команда… мои друзья… наш дом….

Я еле пережила этот день. Днем я приняла участие в международной молитвенной встрече, организованной в виде видеоконференции Лозаннским движением в ответ на вторжение России в Украину. Когда ведущий спросил меня, как мои дела, я заплакала. Я испытывала злость. Я чувствовала себя преданной, сломленной и растоптанной Россией. Я рассказала всем, что боюсь за мужа и за своих друзей в Киеве, которые как раз молились, чтобы узнать волю Бога о том, нужно ли им эвакуироваться.

Затем ведущий спросил, может ли кто-нибудь помолиться за меня. Сделать это вызвался мой друг Алексей. Мой русский друг Алексей.

Алексей Ш:

Я проснулся утром в четверг и был поражен, узнав, что моя страна вторглась в Украину. Я находился по делам служения в Москве, более чем в 3000 км от моей семьи в Новосибирске. Утро было холодным, и я молча смотрел новости, пытаясь заставить себя позавтракать. Меня охватил стыд от того, что моя страна начала войну против другой страны, в которой я был не менее четырех или пяти раз. Мне было страшно за будущее мира, и я скорбел о своих украинских братьях и сестрах, жизнь и смерть которых теперь зависит от этого принятого решения.

Я родился и вырос в Советском Союзе в Сибири. После распада СССР я стал христианином в возрасте 23 лет после того, как услышал проповедь Евангелия в реабилитационном центре, которым руководила моя мать. Для меня обрести веру во Христа было больше, чем просто признать, что я – дитя Божье, это было осознание того, что у меня есть братья и сестры по всему миру. Одной из таких сестер была моя украинская подруга Анжела.

Я познакомился с Анжелой семь лет назад на Лозаннской конференции в Джакарте. Меня поразила ее смелость, когда она делилась Евангелием. Одна из ее инициатив заключалась в создании команд, которые бы ходили по ночным клубам в разных городах Украины и беседовали с людьми, которые по-другому никогда бы не пришли в церковь! С тех пор мы стали хорошими друзьями и поддерживали друг друга в нашем служении. В 2018 году Анжела во время чемпионата мира по футболу привезла в Москву команду для проповеди Евангелия на улицах. Я вспоминал все это, когда я смотрел новости.

А позже в тот же день я тоже присоединился к молитвенной встрече Лозаннской конференции и был рад увидеть там Анжелу. Было очень больно слышать, что переживала она и другие украинцы, принимавшие участие в этой встрече. Было ужасно, что моя страна доставляет ей столько страданий. Когда ведущий спросил, кто хочет помолиться за Анжелу, я сказал, что я хочу и, плача, начал говорить с Богом.

Анжела:

Я всегда любила своих русских друзей, хотя в моем детстве не было ни «русских», ни «украинцев». Мы все были одним народом под названием Советский Союз. В детстве я много раз садилась в 17:00 на поезд в Сумах и прибывала в 11:00 на следующее утро в Москву, где до сих пор живут мои тёти и двоюродные братья и сестры. Со временем все изменилось. В 2014 году, после того как Россия аннексировала Крым, я вскоре поняла, что русские видят ситуацию совершенно иначе, чем я. Мало кто меня понимал. Временами надо мной смеялись.

Article continues below

В 2018 году я была в Москве с уличной евангелизационной поездкой во время чемпионата мира по футболу. Три недели мы стояли на Красной площади, делясь Евангелием и молясь с россиянами и приезжими со всего мира. Через десять месяцев 150 команд из России зарегистрировались на всемирный день евангелизации, который организовала наша миссия. Многие позже говорили нам, что раньше они не осмеливались проповедовать публично, но, увидев, как это делаем мы, почувствовали вдохновение. Я была тронута храбростью и отвагой наших российских братьев и сестер.

Прошлой осенью Алексей спросил меня по телефону о моих мечтах в области евангелизации молодежи. Я сказала ему, что ищу партнеров для проведения пяти миссионерских интенсивных тренингов в России. Алексей предложил поддержать эту инициативу, а затем поделился со мной тем, о чем мечтал он. Он хотел объединить руководителей миссий из наших стран для совместной молитвы и общения за чашкой чая. Я помню, как подумала про себя: «Это такой лидер, за которым я бы последовала, и я уверена, что молодые люди тоже».

Услышав искреннюю молитву Алексея за меня, мою семью и мою страну Украину, я не могла сдержать слез. Его боль была настоящей. Его слова напомнили мне, что я являюсь частью семьи не по признаку национальности, цвета кожи или статуса. Только Иисус объединял нас.

Из всех людей, которых мог бы использовать Бог, чтобы утешить меня в тот день, он использовал русского брата, чтобы я смогла заглянуть в его сердце.

Алексей:

После того, как я закончил молиться, ведущий попросил меня рассказать, что я чувствую. Я сказал ему, что чувствую себя ужасно. Мне было очень стыдно за действия моей страны.

Я никогда не забуду взгляда моих украинских друзей. Вместо осуждения я увидел сострадание. Анжела хотела помолиться за меня. Она просила Бога явить Себя христианам в России, которые чувствуют себя бессильными и напуганными. Она молилась о пробуждении в России и Украине, то есть о том, о чем мы мечтали в течение многих лет.

В тот день, когда Россия вторглась в соседнюю страну, Бог использовал сестру-украинку, чтобы еще раз показать мне Свою благодать.

Анжела:

Враг хочет разделить нас в эти дни, сея ненависть и разделение между церковью в Украине и России. Мне и вправду больно, когда я вижу, как некоторые христианские лидеры в России открыто не выступают в защиту Украины. Возможно, они думают, что если они заговорят, то им или их детям будет угрожать опасность? Я знаю, что страх и опасность реальны, и стараюсь никого не осуждать, потому что я не Бог. Хотя все равно больно.

Но я считаю, что самое главное для нас, христиан, это помнить, что мы одна невеста, одно тело Христово. Его кровь течет в наших венах, и мы все объединены Его Духом.

В настоящее время Россия бомбит нашу страну и убивает наш народ. Но среди всей этой боли тело Христово должно держаться вместе, вместе плакать и вместе молиться. Мой хороший друг Алексей тому пример.

Алексей:

Братья и сестры в России, Украине или любой другой стране, у всех нас один Небесный Отец, и мы все члены одной семьи. Это не война между нашими народами. Меня не волнуют ваши политические взгляды или ваша теология власти. Когда кому-то из моих близких больно, я хочу быть рядом.

Моим украинским друзьям особенная благодарность за то, что вы готовы плакать и молиться со мной, и за то, что принимаете мое чувство страха и сожаления, несмотря на то, что я русский. Это вселяет в меня уверенность, что сатана снова будет побежден, а церковь Божья продолжит демонстрировать любовь Иисуса.

Анжела Ткаченко, директор Steiger Украина.

Алексей Шабинский проживает в России.

Со слов Сары Бройел, директор Revive Europe и координатор обучения в сфере евангелизации IFES Europe.

[ This article is also available in English español Português Français 简体中文 Deutsch 繁體中文 Українська, and 日本語. See all of our Russian (русский) coverage. ]