По словам федерального прокурора США Демиана Уильямса, многие рабочие предупреждали застройщика из Нью-Джерси Финбара О’Нила, что построенная им стена ненадежна. О’Нил, однако, проигнорировал их предупреждения. Он наверняка думал, что риск невелик, и все получится, но его рабочие, к сожалению, оказались правы. Предпринятые им в ходе строительства упрощения привели к смертельной трагедии, и в августе этого года О’Нил был обвинен в преступной небрежности.

В 2017 году строительная компания О’Нила, OneKey, строила элитный квартирный комплекс вдоль реки Гудзон в городе Покипси. Проект требовал, чтобы для уплотнения рыхлой почвы на стройплощадку до начала строительства было доставлено большое количество грунта. Но вместо этого застройщик воздвиг бетонную стену, которая удерживала грунт на одной из площадок, пока на соседнем участке велись работы.

Стена не выдержала веса грунта и рухнула. При этом один рабочий, Макисимильяно Сабан, погиб, а другой получил травмы. Документы стороны обвинения предполагают, что О’Нил пренебрег безопасностью с целью ускорения строительных работ.

Подобные случаи небрежности достаточно распространены. В мае этого года в Сенегале, в неонатальном корпусе больницы возник пожар. Погибло одиннадцать новорожденных. Согласно предварительному заявлению Министерства здравоохранения Сенегала, пожар, скорее всего, был вызван коротким замыканием в проводке, которое могло бы быть предотвращено.

«Эта страна больна, – написал в Twitter сенегальский пользователь @samba_massaly, один из многих прокомментировавших пожар в больнице в социальных сетях. – Наши больницы стали местом смерти. Слишком много небрежности, безразличия и легкомыслия!»

Когда мы думаем о несправедливости, обычно мы представляем себе намеренные деяния, наподобие воровства, убийства и других уголовных преступлений. Но преступная небрежность – это тоже форма несправедливости.

Исторически, церковь это понимала. Грехи бездействия (то, что мы должны были сделать, но не сделали) такие же неправильные, как и грехи действия (то, что мы не должны были делать, но сделали). Библейская концепция справедливости защищает человека, как от случайного ущерба, так и от намеренных несправедливых действий. Также Библия поддерживает принятие соответствующих мер, призванных снизить подобные риски.

Многие из нас сталкиваются с соблазном пойти на то, чтобы выполнить свою работу не до конца хорошо и не полностью соблюдая меры безопасности. Это происходит либо из-за недостатка времени, либо потому, что мы стесняемся попросить о помощи, либо же мы уверены, что от нашей некачественной работы никто не пострадает. Но знания, предусмотрительность и осторожность – это не только о безопасности. Они также являются частью нашего христианского стремления к святости.

Article continues below

Намерения важны. Иисус говорил своим ученикам, что злые намерения греховны, независимо от того, воплощены они в жизнь или нет (Мф. 5:22, 28). Но отсутствие недобрых мотивов не обязательно означают невиновность. Человек может не иметь злого умысла в отношении другого человека, но при этом быть виновным в причинении вреда по неосторожности.

Фактически, в ветхозаветном Израиле была целая категория законов о непреднамеренных грехах (Лев. 4:1–5:18).

«Если кто согрешит ... и по неведению сделается виновным и понесет на себе грех, пусть принесет к священнику в жертву повинности овна ... и загладит священник проступок его, в чем он поступил по неведению, и прощено будет ему» (5:17–18).

Сейчас в нашей культуре прощение ценится не очень высоко, и поэтому человеку трудно просить прощения, когда он сделал что-то без злого умысла. Однако в Израиле грехи, совершенные случайно – в частности, по небрежности – предполагали наличие вины, точно так же как и преднамеренные грехи. В обоих случаях требовалось искупление.

Требования высоки, поэтому слава Богу за его милость в лице и в делах Иисуса! Что касается христиан, то все требования закона, в том числе касающиеся непреднамеренных грехов, были удовлетворены на кресте. Христиане больше «не под законом» и не под судом (Гал. 5:18).

Но из закона мы можем многое узнать о природе справедливости и завещанной нам Христом любви к ближнему (Мф. 22:37–40). В том числе о справедливости в случае непреднамеренно причиненного ущерба.

В современном законодательстве люди тоже считаются виновными в несчастных случаях, произошедших по их небрежению. При этом обычно различают простую небрежность или, говоря юридическим языком, необеспечение обычной осторожности (например, если кто-то не починил ограждение вокруг своего бассейна) и умышленную или грубую небрежность (например, когда кто-то оставил младенца у бассейна без присмотра). Библейский закон подобным образом определяет разные степени вины в зависимости от степени безответственности.

Принцип небрежности вводится во Второзаконии 19:1–13 путем сравнения двух случаев человекоубийства. В одном случае человек умер в результате несчастного случая, вызванного, как сказали бы сегодня, необеспечением обычной осторожности. В противоположном случае человек был убит преднамеренно. Вердикты были разные, но оба правонарушителя подлежали наказанию.

Article continues below

Описание примера преднамеренного убийства начинается с человека, который «будет подстерегать его [ближнего], и восстанет на него и убьет его до смерти» (ст. 11). Он составил план. Он ждал подходящего случая. Затем он исполнил свой план. Это однозначно преднамеренное убийство.

Вердикт в этом случае выносится такой, что человека, совершившего преднамеренное убийство, нужно немедленно передать мстителю за кровь. Он виновен в пролитии крови и подлежит максимальной мере наказания согласно закону – его действия, мотивированные злыми намерениями, обвиняют его.

Противоположный пример более сложный. Здесь один человек убил другого по неосторожности. Он рубил дрова и у него топор слетел с топорища и ударил стоявшего поблизости человека, убив его.

Это был несчастный случай, но пользователь топора отвечал за обслуживание и эксплуатацию инструмента. Любой человек, использующий опасный инструмент, должен быть осведомлен о связанных с этим рисках (Чис. 35:17–18). Существует ответственность, связанная с использованием топора, особенно в присутствии другого человека.

В любом случае, вердикт таков, что определенная мера ответственности лежит на человеке, взмахнувшем топором. Родственники пострадавшего были бы оправданы, если бы они отомстили за смерть члена своей семьи. Однако, поскольку это был несчастный случай, закон предоставлял человеку возможность укрыться в городе-убежище. Если бы он убежал в такой город и оставался там, то ему была бы гарантирована неприкосновенность.

Но если он покидал город-убежище, то с этим он терял гарантии безопасности. Возможность возмездия оставалась. Он все еще был ответственен за смерть, причиной которой было его неосторожное обращение с топором, хотя при этом у него и не было злых намерений. (См. также Чис. 35:26–27, 32–33.) Поэтому из Второзакония 19:1–13 мы можем сделать вывод, что в обоих случаях кто-то нес ответственность за смерть другого человека.

Недостаточная осторожность при обращении с опасным инструментом является нарушением справедливости. Осознание этого должно побуждать христиан проявлять должную осмотрительность во всех сферах жизни.

При этом было бы ошибкой ограничивать применение законов относительно убийства из Второзакония 19 только случаями собственно убийства. Мы должны экстраполировать эти крайние примеры и на другие ситуации. Это юридическая концепция, а не исчерпывающая законодательная норма. В том, что Писание говорит об убийстве, можно увидеть такой принцип: несчастные случаи, произошедшие из-за необеспечения обычной осторожности, обычно подразумевают наличие вины, хотя и меньшей, чем вина за намеренное причинение вреда.

Article continues below

Этот принцип учит нас выполнять свою работу старательно, с должной осторожностью, всегда помня о потенциальных рисках. Рубка дров, установка розетки, выписка рецепта, приготовление ужина на плите, вождение грузовика, работа на станке – все это предполагает обращение с опасным оборудованием, к которому мы должны подходить ответственно, что является определенным аспектом нашей личной святости.

Как мы видим, наказание за необеспечение обычной осторожности менее строгое, чем за намеренное преступление. Однако, бывают такие несчастные случаи, которые заслуживают такого же строгого наказания, как и преднамеренные действия.

Умышленная, или как иногда говорят, грубая небрежность может требовать повышенной ответственности, такой же, как и в случае нанесения преднамеренного ущерба.

В последнем издании «Юридического словаря Блэка» грубая небрежность определена так: «сознательное, добровольное действие или бездействие вследствие самонадеянного игнорирования налагаемых правом собственных обязанностей, а также последствий для другой стороны». Это обдуманное, сознательное пренебрежение в противоположность бездумности, которая стоит за необеспечением обычной осторожности.

Более высокая степень ответственности за умышленное небрежение проиллюстрирована двумя библейскими законами о волах: «Если вол забодает мужчину или женщину до смерти, то вола побить камнями и мяса его не есть; а хозяин вола не виноват; но если вол бодлив был и вчера и третьего дня, и хозяин его, быв извещен о сем, не стерег его, а он убил мужчину или женщину, то вола побить камнями, и хозяина его предать смерти; ... [или] пусть даст выкуп за душу свою, какой наложен будет на него» (Исх. 21:28–30).

В первом варианте развития событий вол, не будучи ранее замечен в агрессии, напал и убил человека. Это было неожиданно и этого нельзя было предвидеть логически. Это был несчастный случай. Несмотря на это, сам вол был за это наказан. Вола убивали, а собственнику запрещалось использовать его мясо.

Это было значительным убытком для собственника вола. Он сталкивался с последствиями за то, что не предпринял соответствующих мер для сдерживания вола. Но это считалось случаем необеспечения обычной осторожности, поскольку, несмотря на то, что вол был большим и по своей природе опасным, все-таки не было причин ожидать, что он кого-то забодает.

Article continues below

Во втором случае произошло практически то же самое. Факты в обоих случаях были почти одинаковы – за одним исключением. Во втором случае собственник знал, что его вол мог проявлять агрессию, но не принял никаких мер.

Эти знания об опасности были сознательно проигнорированы, что является признаком умышленной небрежности. И именно ввиду этой умышленной небрежности разница в наказании столь существенна.

Второй собственник вола был наказан таким образом, как будто это он сам убил человека. На него была возложена полная ответственность за смерть. В системе Божьего правосудия умышленная небрежность повышает ответственность человека за случайный ущерб до уровня ответственности за намеренный ущерб.

В своем интервью об этике и разработке товаров Стивен Вандерлеест, соавтор книги «Христианский путеводитель по технологии для инженеров и дизайнеров» предлагает современный пример грубой неосторожности. «Классическим примером, – пишет он, – является Ford Pinto».

Было известно, что размещение топливного бака в этом компактном автомобиле 1970-х годов, по словам Вандерлееста, «было опасным при столкновении с движущимся сзади автомобилем». Несмотря на то, что это было известно, компания Ford приняла «сознательное решение о том, что все равно несчастных случаев будет не так много, чтобы менять конструкцию, что является делом дорогим».

Зная об опасности, компания все равно продолжила производство этих автомобилей.

К сожалению, впоследствии действительно были случаи утечки и возгорания топлива при столкновении с движущимися сзади автомобилями даже на небольших скоростях. Против компании было инициировано более 100 судебных разбирательств. Одним из самых известных было дело «Гримшоу против Ford Motor Company».

Во время разбирательства внутренние документы Ford показали, что компании было известно об этом конструктивном недостатке и связанных с ним рисках. Жюри вынесло по этому делу решение, согласно которому истец получил компенсацию в размере 127,8 млн долларов. «На то время, – отмечает Вандерлеест, – [это был] крупнейший гражданский иск [в истории американской юриспруденции]». Компания стала улаживать другие споры во внесудебном порядке и добровольно отозвала проданные автомобили для исправления ошибки в конструкции.

Article continues below

Ущерб, возникший в связи с Pinto, был случайностью. Производитель не намеревался наносить своим покупателям травмы или убивать их. Но также компания и не предприняла никаких шагов, чтобы предотвратить эти травмы и смерти. Проблема была известна заранее. Согласно библейским стандартам правосудия, умышленная небрежность требует наказания, сходного с тем, которое полагается за намеренно причиненный вред.

Устранение рисков, тем не менее, это не только вопрос личной внимательности. Библейские же законы также показывают важность общинных правил, необходимых для уменьшения количества несчастных случаев.

Вандерлеест объясняет это так: «Чем более мощной является технология, тем больше общество нуждается в нормативных документах, регулирующих эту технологию, поскольку, чем более она сложная и мощная, тем труднее предсказать все возможные варианты, при котором что-то может пойти не так».

Технологии в Древнем Израиле были не столь сложными, как у нас, но их законы все равно регулировали технологии, чтобы снизить возможные риски. Например, Бог дал израильтянам строительный кодекс, описывавший безопасные принципы и методы строительства.

Вот одно из предписаний: «Если будешь строить новый дом, то сделай перила около кровли твоей, чтобы не навести тебе крови на дом твой, когда кто-нибудь упадет с него» (Втор. 22:8).

Плоские крыши домов древних евреев, как и крыши многих зданий современного Ближнего Востока, использовались для отдыха, а иногда и сна. Поскольку было известно, что люди могут собираться на крышах, непринятие мер безопасности предполагало умышленную небрежность. И если в результате кто-то падал с крыши и умирал, то человека, построившего этот дом, могли обвинить в убийстве.

Концепция небрежности и ее греховности появляется в израильских законах о здравоохранении, а также о безопасности. В Книге Левит 13–14, например, содержатся указания относительно очищения людей, домов и одежды, зараженных болезнью, называемой по-древнееврейски «цараат». Когда речь идет о людях, похоже, цараатом называли различные язвенные заболевания, на сегодняшний день неизвестные (это не то, что мы сейчас называем проказой, или болезнью Хансена). На домах и на одежде этим термином называлось заражение грибками или плесенью.

В Книге Левит 13–14 описываются требования, существовавшие в Израиле касательно информирования, обследования и лечения указанных болезней. Эти процессы нужны были для предотвращения распространения цараата и восстановления ритуальной чистоты тех, кто им болел.

Article continues below

Здоровье было одним из аспектов ритуальной полноты человека перед Богом. Первичной причиной введения правил относительно цараата была необходимость обеспечения готовности людей к поклонению Богу.

Предотвращение распространения болезни как таковое, похоже, не было главной целью, но оно являлось важным аспектом целостности народа. Необходимость обеспечения безопасности зданий и предотвращения распространения вспышек заболеваний было заботой всего общества и требовало общественной работы по обеспечению соблюдения системных защитных мер. Это не было личным делом.

Поэтому и христианское призвание к праведной жизни требует, чтобы мы как избегали личной небрежности, так и соблюдали необходимые общественные правила в области здоровья и безопасности.

Сегодня в разных странах действуют самые разнообразные правила, направленные на предотвращение случайного ущерба, например, от распространения болезней. Джеймс Нокс, доктор-миссионер из Ортодоксальной пресвитерианской церкви, служил в некоторых американских больницах, где, по его словам, правила были слишком обременительны. Также он служил в больницах в развивающихся странах, в которых, опять же, по его словам, правила были пугающе попустительскими. Сейчас он служит в пресвитерианской клинике «Акисьон а Есу» (сострадание Иисуса) в Накаале, Уганда.

Два года назад Нокс служил в Центре здравоохранения и паллиативной помощи «Джой» (радость) в Мбале, Уганда. Тогда ему выпала незавидная участь стать лечащим врачом первого в Уганде пациента с COVID-19.

В интервью Christianity Today Нокс вспоминает: «Правительственные медицинские чиновники прибыли, одетые в защитные костюмы, и немедленно инициировали строгий карантин. Первоначальные действия правительства выглядели довольно жесткими. Но, – продолжает он, – через два или три месяца координация со стороны правительства сошла на нет, и наша клиника не могла даже получить COVID-тесты и защитные средства».

По словам Нокса, такой надзор по принципу «то густо, то пусто» довольно типичен. Такие случае показывают нам, что «проблема Pinto» может всплыть в любом месте, где необходимые меры кажутся слишком обременительными.

Какой уровень небрежности будет для правительства или корпорации достаточным, чтобы они приняли решение что-то с этим делать? Они иногда могут пойти на то, чтобы считать штрафы и проигрыши в суде некими расходами, сопряженными с ведением бизнеса или достижением политических целей. Но Божьи люди должны принимать во внимание Божьи ценности, а не плюсы и минусы небрежности.

Article continues below

Заполнение отчетов и надзор могут быть обременительными. Но положения израильского строительного кодекса и протоколы Книги Левит относительно цараата показывают нам, что Бог ждет от общества установления неких коллективных политик по уменьшению вреда.

В Библии нет списка правил отдельно для каждой эпохи и каждой страны. Также нет здесь и многих подробностей относительно администрирования этих правил. Все эти решения принимаются каждой страной в отдельности, и делается это на усмотрение общества в каждой стране. И христиане должны этому способствовать и в этом участвовать.

В общем-то, евангельские христиане обычно хорошо организованы при поддержке чего-то наподобие законов в защиту человеческой жизни и свободы вероисповедания. Но Библия должна также подталкивать христиан к поддержке системного подхода к защите от неумышленного вреда, например, от небезопасных зданий или вспышек различных заболеваний.

Справедливость в обществе зависит не только от отлаженной работы судебной системы. Также она не ограничивается сдерживанием намеренных правонарушений полицией и другими средствами. Справедливость – это обязанность каждого из нас перед Богом (Мих. 6:8). А справедливость, в том числе, подразумевает предотвращение несчастных случаев.

Библейский закон предлагает парадигму, представленную в практиках Древнего Израиля, помогающую нам учитывать описанные там аспекты святости и применять их сегодня. Существует также огромная потребность в сильном христианском свидетельстве в этом контексте, особенно если учесть все увеличивающееся влияние современных технологий и заключенный в них потенциал случайного ущерба.

Даже в США, где несчастные случаи бывают не так часто по сравнению с некоторыми другими странами, ущерб от них ужасен. Центр по контролю и профилактике заболеваний недавно опубликовал результаты исследования «10 наиболее распространенных причин смерти в США для людей в возрасте от 1 до 44 лет за период 1981–2020 гг.». Причиной смерти номер один в этой возрастной категории последние сорок лет была «неумышленная травма» – категория, которая, к сожалению, в последнее время увеличилась из-за возрастающего количества случаев передозировки наркотиков. От неумышленных травм умерло в 2,5 раза больше людей (в целом, более 2 млн), чем в результате второй по списку причины – рака (868100 человек).

Article continues below

Конечно же, риски нельзя исключить полностью. Теоретически, израильский закон мог вообще запретить евреям держать волов, чтобы они никого не смогли забодать насмерть. В некоторых английских переводах Притчей 14:4 написано: «Где нет волов, там и стойло чистое». Да и риска несчастных случаев с участием волов не было бы. «Но изобилие урожая – от силы вола».

Бог призывает человека быть продуктивным и смелым в управлении миром и развитии общества. Рисков нельзя избежать полностью, и если что-то случилось, то это необязательно по неосторожности. Но случайный ущерб нужно стараться минимизировать. И когда риски известны, то их игнорирование будет умышленной небрежностью.

Нам нужно добросовестно экстраполировать нормы, указанные в правилах обращения с волами и законах наподобие Закона «О безопасности и гигиене труда». К примеру, подобно библейскому владельцу вола, сегодняшний владелец собаки должен принимать соответствующие меры, если известно, что собака агрессивна. Известно, что писать сообщения за рулем очень опасно, поэтому тот, кто так делает, проявляет умышленную небрежность. Если вы знаете, что у вас COVID-19 и не предпринимаете никаких мер к предотвращению распространения заболевания, то это тоже умышленная небрежность. И человек, проявляющий умышленную небрежность, несет еще большую ответственность – если не юридическую, то с Божьей точки зрения – особенно, если кто-то пострадал в результате его действий.

Этот принцип также учит нас подходу к сексуальным злоупотреблениям в церкви. Подобно человеку, знающему, что его вол агрессивен, руководство церкви, зная о предрасположенностях потенциального насильника, обязано использовать эти знания соответствующим образом.

И намеренное непринятие мер или принятие недостаточных мер касательно сексуальных злоупотреблений является небрежностью; люди, имеющие возможность предотвратить худшее, но не сделавшее это, будут виновны, если это произойдет. Они будут соучастниками. Не в том смысле, что они действовали совместно с насильником, а в том смысле, что они не предприняли соответствующих мер.

В библейской версии справедливости небрежность может быть столь же тяжелым деянием, как и умышленное правонарушение. Поэтому надлежащее внимание к рискам, даже если это требует какой-то жертвы с нашей стороны, является частью христианского стремления к святости.

Майкл Лефевр является пресвитерианским служителем, специалистом по Ветхому Завету и стипендиатом Центра развития пасторов-богословов. Он является автором книги «Литургия творения: контекст Ветхого Завета».

[ This article is also available in English español Português, and Українська. See all of our Russian (русский) coverage. ]