Jump directly to the Content

News&Reporting

«Не убивай»: Украинская православная церковь разрывает отношения с Россией

Возможное возобновление мироварения говорит о независимости от Московского патриархата. Но оппозиция в отношении соперничающей отделившейся церкви все еще существует.
|
EnglishУкраїнська
«Не убивай»: Украинская православная церковь разрывает отношения с Россией
Image: Артем Гвоздков / Getty Images
Киево-Печерская Лавра, Киев, Украина.

Через 93 дня после начала войны Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ-МП) решительно порвала с Россией (возможно).

В решении собора, проходившего 27 мая, церковь, аффилированная с Русской православной церковью (РПЦ), заявила о своей «полной самодостаточности и независимости» и осудила продолжающийся уже третий месяц конфликт как «нарушение Божьей заповеди Не убивай!»

Такое осуждение прозвучало не впервые. В день, когда началось вторжение, Митрополит УПЦ-МП Онуфрий назвал его «повторением Каинового греха». Но сделанное на сухом церковном языке заявление произвело эффект разорвавшейся бомбы.

Ним «принимаются соответствующие изменения» и «рассматривается возможность восстановления ... мироварения».

Миро, масло, используемое при крещении и в других литургических целях, в последний раз изготовлялось в Украине в 1913 году. Его производство является типичным признаком автокефалии, то есть, самоуправления ветви Православной церкви.

В таком же духе УПЦ-МП подтвердила свою позицию.

«Мы выражаем свое несогласие с ... Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, – говорится о главе РПЦ в заявлении, – относительно войны в Украине».

Кирилл последовательно поддерживает российскую «специальную военную операцию».

В 2018 году отделившейся Православной церкви Украины (ПЦУ) Вселенским Патриархом Константинополя Варфоломеем I была дарована автокефалия. Этот акт, не признанный ни Кириллом, ни УПЦ-МП, формализовал национальный церковный раскол. (К ПЦУ присоединились всего лишь треть православных церквей.)

Пятничное заявление собора УПЦ-МП коснулось и этого вопроса. Согласно заявлению, у епископов ПЦУ нет апостольской преемственности. Кроме того, в нем говорится о насильственном захвате церквей с целью смены юрисдикции. УПЦ-МП заявила о своем желании вести диалог с ПЦУ, если эти вызывающие разделения проблемы будут каким-то образом решены.

В целом, это заявление стало знаком разрыва.

На следующий день во время богослужения Онуфрий упомянул Кирилла в качестве равного себе предстоятеля, но не в качестве вышестоящего иерарха. О Московском патриархате или РПЦ он вообще не упомянул.

Андрей Ширин, доцент богословия Центра теологических исследований Джона Леланда, баптистской семинарии, расположенной в Виргинии, сказал, что эти «неслыханные» события «очень примечательны».

«Продолжающаяся война в Украине является кризисом на нескольких уровнях – на политическом, экономическом, гуманитарном, – сказал он. – А это глава о теологическом кризисе».

Его последствия могут сказываться на протяжении «веков».

По словам Ширина, Онуфрий старается держаться середины. Спикер УПЦ-МП архиепископ Климент подтвердил в субботу, 28 мая, что украинское правительство требовало сделать такой шаг, но он сказал агентству Франс Пресс, что решение было принято рядовыми верующими. Опрос в начале войны показал, что 65% членов УПЦ-МП поддерживают Онуфрия в его противостоянии вторжению. Некоторое время назад сотни священников УПМ-МП подписали открытое письмо, требующее отдать Кирилла под церковный трибунал.

Уважение к патриарху Кириллу среди его украинской паствы упало ниже 20% с отметки 50%, которая у него была около 10 лет назад.

Кирилл мог бы объявить вышеуказанное заявление недействительным, сказал Ширин, и, возможно, заменить Онуфрия на более сговорчивого лидера. Или же он мог бы попробовать поработать со своим киевским коллегой с тем, чтобы сохранить единство до такой степени, до которой это еще возможно.

Ответ Кирилла, по словам Ширина, предполагает второй вариант. Провозгласив свое «полное понимание» того, что Онуфрий и его церковь «должны максимально мудро сегодня действовать, чтобы не осложнять жизнь своего верующего народа», Кирилл предостерег в воскресенье от «духов злобы», которые хотят разделить православных России и Украины.

Кирилл Говорун, украинский священник и профессор Стокгольмской школы богословия, говорит, что такое заявление нужно было принять уже давно.

«УПЦ-МП теперь в гораздо худшем положении, чем была в 2018 году, – сказал он. – Доверие общества к ним находится на нуле, многие люди открыто их ненавидят, а те, кто остаются в членах УПЦ-МП, должны постоянно извиняться».

Единственным выходом, по словам Говоруна, является диалог с ПЦУ, который радикальные священнослужители в обеих церквях могут попытаться заблокировать. Но, несмотря на то, что заявление УПЦ-МП кажется ультиматумом, на самом деле, оно может оказаться прелюдией.

«Сейчас появилась новая возможность для единства православия в Украине, – сказал он. – Собор 27 мая задал импульс».

Но, по мнению Романа Лункина, директора Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы Российской академии наук, этот импульс направлен в противоположную сторону.

«Разделение Украины произошло, – сказал он. – То, что было очевидным в начале специальной операции, теперь официально происходит в церковной сфере. По логике, теперь то же самое произойдет в политической сфере».

На прошлой неделе Генри Киссинджер, бывший Государственный секретарь США, порекомендовал достичь соглашения, в ходе которого Украина должна отказаться от части территории в пользу России. В 2014 году Россия аннексировала Крым и поддержала боевиков на востоке Украины на Донбассе.

Президент Украины Владимир Зеленский настаивает на том, что мирные переговоры должны начаться после восстановления государственной границы страны. По данным ООН, свои дома были вынуждены оставить 14 миллионов украинцев, при этом за границей находятся 6,6 миллиона беженцев.

Лункин обращает внимание на заявление УПЦ-МП о том, что церковь установит епархии за пределами Украины. При этом епархиальным архиереям будет предоставлено право управлять церковью, если централизованное руководство «затруднено».

Лункин интерпретирует это упрощение сфер влияния так, что церкви на оккупированных территориях смогут определять свой статус, что де-факто означает управление со стороны РПЦ.

«Раскол в церкви, – говорит он, – это раскол в стране».

Но раскол ли это вообще?

Трудно сказать, по словам OrthoChristian.com. Нужно подождать обнародования принятых изменений. Но Николай Данилевич, заместитель председателя отдела внешних церковных связей УПЦ-МП, заявил 27 мая в Telegram, что поскольку УПЦ-МП «отмежевалась» от Московского партриархата, «то по своему содержанию теперь устав УПЦ-МП это устав автокефальной церкви».

Александр Вебстер, протоиерей и бывший декан семинарии Русской Православной Церкви Заграницей, обратил внимание на эту формулировку.

«Он использовал странные выражения, а не заявил о независимости, – сказал он. – Начиная с самых ранних веков христианства, канон делает невозможным одностороннее объявление независимости любым сегментом православной церкви».

Архиепископ Климент, который приветствовал появление заявления, в другом месте сказал, что УПЦ-МП, на самом деле, не разрывали отношений с РПЦ. Фактически, церковь и так была независимой в течение трех десятилетий. В 1990 году, еще до независимости Украины от Советского Союза, Московский патриархат предоставил УПЦ самоуправление под своей юрисдикцией.

Спикер РПЦ Владимир Легойда сказал в субботу, что РПЦ не получила официального уведомления от УПЦ-МП. Как сообщается, епархии УПЦ-МП уже прекратили упоминание Кирилла в своих официальных молитвах.

Но не все. По крайней мере, один из крупнейших монастырей продолжает это делать. Через день после того, как УПЦ-МП внесла изменения в свой устав, дьякон Киево-Печерской Лавры, основанной в 1051 году, молился за «нашего великого господина и отца святейшего Патриарха Кирилла», после чего произнес благословения Онуфрию.

После предоставления Константинополем автокефалии ПЦУ опрос, проведенный в 2018 году, показал, что 29% идентифицируют себя с получившей независимость церковью, 23% сказали, что они «просто православные», а 13% принадлежали к УПЦ-МП, связанной с Москвой.

В 2020 году цифры немного изменились, и теперь 34% опрошенных принадлежали к ПЦУ, а 14% – к УПЦ-МП. А в прошлом месяце 74% украинцев высказались в поддержку разрыва связей УПЦ-МП с Россией (63% в начале марта), причем 51% поддержали полный запрет деятельности этой церкви в Украине.

Более 400 приходов с начала вторжения перешли в подданство ПЦУ. Вебстер высказал сожаление о таком развитии событий.

«Какой бы чудовищной и ничем не оправданной ни была междоусобная война между православными, – сказал он, – мы не можем ей позволить нарушить единство тела Христового».

Бредли Насифф, бывший профессор библеистики и богословия Университета Северного Парка, обращает внимание на «печальную иронию» их общей веры.

«Путь вперед лежит в благой вести, которую, собственно, несет церковь. Эта благая весть говорит нам, что исцеление начинается со смирения самокритики, – сказал Насифф, который является автором книги "Евангельское богословие Православной церкви". – Это нашло выражение в знаменитой молитве: "Господь Иисус Христос, Сын Божий, будь милостив ко мне грешному"».

[ This article is also available in English and Українська. See all of our Russian (русский) coverage. ]

December
Support Our Work

Subscribe to CT for less than $4.25/month

Read These Next

close