«Зачем мне покупать jpeg, который можно скопировать и вставить бесплатно?»

С этого вопроса начинаются все разговоры об NFT (англ. non-fungible token – невзаимозаменяемый токен). И это очень хороший вопрос. Люди покупают клипы НБА, которые можно бесплатно посмотреть на YouTube, за тысячи долларов.

«Криптодегенераты» меняют свои профильные фото в Twitter на пиксельных криптопанков, чтобы заявить о своем членстве в новом либертарианском мировом порядке. Продажи на рынке NFT взлетели до 7 млрд. долларов, и этот рынок теперь сравнивают с пузырем доткомов, на который в свое время хлынули подогреваемые спекулятивными ожиданиями инвестиции.

Однако прежде чем отмахнуться от NFT, еще раз просмотрите беседу Дэвида Леттермана с Биллом Гейтсом об интернете, состоявшуюся в 1995 году. Леттерман подшучивал над Гейтсом и высмеивал людей, которые воспринимали с энтузиазмом возможность слушать по интернету репортажи с бейсбольных матчей. Леттерман улыбался и спрашивал: «А вы слышали, что есть такая штука, как радио?»

Гейтс попытался объяснить разницу между радио и интернетом, сказав, что любители бейсбола могут прослушать репортаж с матча в удобное для них время, а не только в прямом эфире. Леттермана это не впечатлило, и он спросил: «А вы слышали, что есть такая штука, как магнитофон?»

Или вспомните времена, когда Кэти Курик и вся команда телепрограммы «Тудей» шутили по поводу символа «@» и спрашивали: «Можешь объяснить, что такое интернет?» Или тот знаменитый заголовок редакционной статьи в журнале «Ньюсуик» за 1995 год, который гласил: «Интернет? Вздор!»

При этом христиане стали воспринимать интернет (а в дальнейшем и социальные сети) серьезно только после того, как он получил широкое распространение. Пасторы не готовили своих прихожан к перспективам и опасностям мировой паутины. Поэтому эта культурная волна застигла христиан врасплох, и во время взаимодействия с интернетом им зачастую не хватало проницательности и мудрости.

Возможно, именно поэтому 19 из 20 наиболее популярных «христианских» страниц Facebook на самом деле ведутся злонамеренными иностранными фабриками троллей, а миллионы верующих, которые делятся их публикациями, даже не знают этого.

Интернет может быть мощным подспорьем в деле следования за Христом, но без серьезного понимания технологии и этических и теологических аспектов ее применения христиане могут стать «колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения» (Еф. 4:14).

Поэтому давайте не будем совершать прошлых ошибок и узнаем ответ на два основных вопроса: Что такое NFT и как они будут использоваться в дальнейшем?

Что такое NFT?

Через пятьсот лет после написания «Моны Лизы» она все еще привлекает толпы туристов, приезжающих ежегодно в Париж. Конечно же, существуют сотни точных копий этой картины, но небольшое полотно, висящее в Лувре, – это оригинал. Как мы об этом узнали? Его тщательно обследовали профессионалы.

А теперь представим себе, что Леонардо да Винчи живет в наши дни. Как можно узнать, что какая-то из его картин является подлинной? Как да Винчи мог бы зарабатывать на своем творчестве?

NFT!

NFT является доказательством права собственности, которое можно проверить с помощью публичного реестра финансовых операций. С помощью NFT можно выяснить, является ли произведение искусства настоящим или поддельным, например, не копия ли это «Моны Лизы».

Этот публичный реестр, именуемый блокчейном (англ. blockchain – цепь блоков информации), является наилучшим методом, придуманным человеком, с помощью которого на основе источника издателя или отметки времени публикации можно доказать, что некий онлайн-объект является подлинным.

Article continues below

Возьмем, например, музыкальную индустрию, а именно оплату труда музыкантов. Музыканты долго находились во власти крупных звукозаписывающих компаний во всем, что казалось размера и частоты получаемого вознаграждения.

В ходе создания музыкальной записи изготавливаются цифровые мастер-копии, которые находятся в собственности не музыканта, а звукозаписывающей компании. И именно компания устанавливает правила, по которым должен играть музыкант.

Затем компания вступает в сотрудничество с третьей стороной, которая с целью предотвращения воровства шифрует музыкальное произведение и распространяет его через собственные платформы по продаже музыки. Тот, кто «владеет» песней, не может продать или перенести ее на другую цифровую платформу. Например, если вы купили альбом Тейлор Свифт на Apple Music, вы не сможете слушать его на Amazon.

Сегодня, в эпоху интернета, вы не владеете ничем. Я имею в виду, что до сегодняшнего дня мы не могли приложить доказательство собственности ни к чему, что находится онлайн. Именно поэтому у NFT есть потенциал изменить будущее цифрового владения.

Невзаимозаменяемые токены меняют условия контракта между музыкантом и звукозаписывающей компанией. Они меняют условия сотрудничества звукозаписывающей компании с третьими сторонами. Они меняют взаимоотношения потребителя и произведения искусства, которым теперь можно владеть везде, где оно существует в цифровом виде.

Будущее NFT

Полезно будет взглянуть на три аспекта будущего NFT (цифровое подтверждение владения): в контексте цифрового искусства (представьте себе художника, создающего произведения наподобие «Моны Лизы», только на компьютере, или же музыканта, издающего альбом), в контексте предметов коллекционирования (вспомните о карточках с покемонами или спортсменами) и в контексте цифровой собственности или полезности.

Это технология заменит собой сложные и трудные в использовании системы, которые мы используем сегодня. Ниже описаны реальные ситуации, в которых в ближайшие месяцы или годы будут использоваться NFT.

Теперь музыканты могут быть собственниками своей музыки, доказать свое право собственности и получать доход через мгновение после продажи, не ожидая два года и больше, как того требует стандартный 36-месячный контракт со звукозаписывающей компанией. Бренды могут создавать невзаимозаменяемые токены в качестве цифрового представления своих физических активов в метавселенной. Некоторые уже так и делают (например, Adidas, Budweiser, Pepsi, Zara и т.д.).

Если вы покупаете машину, контракт может быть оформлен в виде NFT. Точно так же в виде NFT может быть оформлено право собственности на недвижимость. Традиционный метод передачи собственности на недвижимость или транспортные средства требует существования сложных систем, которые могут быть заменены NFT. Ваш билет на самолет, на конференцию, на футбольный матч – все это может существовать в виде NFT.

NFT, создаваемые на основе местоположения, или POAP (англ. proof of attendance protocol – протокол доказательства посещения) могут служить доказательством, что вы были в определенном месте. Это может быть, например, билет на концерт или фотографии с какого-либо мероприятия. И если, к примеру, на том мероприятии случится что-то магическое или из ряда вон выходящее, вы можете доказать, что вы там были, и продать этот NFT на вторичном рынке какому-нибудь коллекционеру.

В виде NFT можно также оформлять дипломы университетов и колледжей. Сейчас процесс оформления диплома довольно сложный. Скажем, кто-то выпускается из университета, и ему нужно доказательство того, что это произошло, чтобы получить работу или подать заявление на дальнейшее обучение. Для этого ему придется отправлять по электронной почте доказательства того, что он был принят в университет. Возможно, нужно будет искать файлы в университетской базе данных или даже отправлять бумажную копию диплома.

Article continues below

С помощью же NFT все, что вам нужно, это войти в свой бумажник web3 (это ваш онлайн-профиль, взаимодействующий с блокчейном). Система немедленно определит, что вы являетесь выпускником такого-то университета, и сможет выдать все связанные с этим метаданные, необходимые для демонстрации вашей степени, оценок, полученных в ходе обучения, года окончания и т.д.

Если вы являетесь родителем, я уверен, что ваши дети не раз просили вас купить им немного игровых денег Robux, чтобы за них приобрести новый скин для платформы Roblox, или V-Bucks для покупки новейшего костюма Fortnite. Это все может превратиться в NFT, которые потом можно использовать для чего-нибудь еще. Опять-таки, все эти игровые NFT можно проверить с помощью блокчейна.

Короче говоря, в течение 25 лет существования интернета люди не могли владеть чем-либо с помощью цифровых методов. Ситуация изменилась с изобретением блокчейна и NFT.

И почти мгновенно реальностью становится цифровой дефицит, что коренным образом меняет цифровую экономику. В эпоху цифровой экономики, реализованной на базе различных платформ, цифровые товары имеют ограниченную ценность из-за невозможности передачи прав владения и собственности.

Например, сегодня я не могу просто так взять и перенести покупки из Kindle в Apple Books. Кроме того, я не могу перепродать или подарить свою цифровую собственность. Владение первым напечатанным экземпляром «Гарри Поттера» ценится, а владение первой цифровой копией является бессмысленным.

NFT снижают потребность в сложных платформах путем автоматизации запутанных контрактных отношений и отслеживания изменений во владении. И по мере того, как цифровая собственность (одежда, аватары, украшения для дома, а также недвижимость) становится все более желанной в метавселенной, NFT может обеспечить их ценность.

Эта технология создаст целый новый мир возможностей для деятелей искусства, создателей контента, предпринимателей, церквей и организаций, занимающихся разного рода служениями. И это означает, что уже сейчас нам нужно спросить себя, как мы должны подходить к цифровому владению с точки зрения этики и теологии. Каковы перспективы? Где опасности?

Невзаимозаменяемая теология

Теологическое мышление предполагает определение перечня правильных вопросов. Какие же вопросы относительно криптовалюты должны сегодня задавать христианские теологи и эксперты по этике? Ниже приведены некоторые из них.

Какие уникальные опасности присущи цифровому потребленчеству?

Фанаты кроссовок с радостью не ложатся спать до полуночи, самозабвенно обновляя странички в своих браузерах, чтобы обзавестись идеальной парок кроссовок Air Jordan. Почему? Потому что если у вас есть пара таких кроссовок, то это символ статуса и обещание принадлежности к некоей нише общества.

То же самое можно сказать о дизайнерской одежде, роскошных автомобилях, устройствах Apple и о многом другом. Однако Иисус предупреждал нас, что «жизнь человека не зависит от изобилия его имения» (Лк. 12:15). Он учил своих учеников, что заботы об имуществе – это путь к беспокойству, а не к свободе (Мф. 6:25).

И, возможно, потребленчество приводит к беспокойству из-за того, что люди склонны идентифицировать себя с тем, что они имеют, а не с тем, чем они являются во Христе. Также возможно, что обладание вещами приводит к беспокойству потому, что на это тратится наш самый ценный ресурс – время.

Нужно потратить немало времени на поиск, покупку, пользование и уход за всеми теми вещами, которые мы приобретаем. И NFT в этом не являются исключением. Вы можете часами рассматривать очередной большой вброс NFT, бродить по OpenSea или искать наилучший способ того, как выставить ваше произведение в виде NFT.

Article continues below

И в метавселенной это приобретет еще больший масштаб, поскольку цифровая собственность все больше ассоциируется с определенным классом общества и принадлежностью к некоторой группе.

В свете этого христианам нужно сформировать привычки, которые помогут им сопротивляться обаянию цифрового потребленчества, потому что, в конце концов, накопление все большего количества земных вещей – «суета и томление духа» (Еккл. 2:11).

Какие уникальные риски сопутствуют созданию цифровой идентичности?

Многие NFT-инвесторы для того, чтобы подчеркнуть свое место в сообществе, покупают PFP (англ. profile picture – изображение профиля, т.е. NFT, которые используются в качестве изображения профиля). Но в какой момент PFP из шутки и некоего сообществообразующего актива превращается в полномасштабную спутанную идентичность?

Дэниэл Мегард, инвестор, зарабатывающий миллионы на торговле криптовалютой и NFT, отклонил предложение в один миллион долларов за криптопанка, напоминающего Уолтера Уайта из сериала «Во все тяжкие». В интервью журналу Time он сказал: «Люди уже почти связали этого персонажа со мной. И если я его продам, это практически то же самое, что продать часть себя».

Социальные сети уже позволяют людям создавать исправленные версии себя, но NFT усилят эту тенденцию, сделав цифровую идентичность и ее атрибуты в виде аватара отдельным объектом цифровой собственности, которым можно владеть (и продавать).

И, кроме того, само-создание противоречит Богом установленному порядку. Пророк Исаия предупреждал: «Горе тому, кто препирается с Создателем своим, черепок из черепков земных! Скажет ли глина горшечнику: "что ты делаешь?" и твое дело скажет ли о тебе: "у него нет рук"?» (Ис. 45:9).

Благая Весть – это дар именно потому, что в ней мы получаем нашу настоящую Богом данную идентичность, и «так мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены» (Рим. 12:5).

Римско-католический философ Чарльз Тэйлор утверждает, что современные люди отвергают внешнюю, Богом данную идентичность. Вместо этого они смотрят внутрь, в надежде, что с помощью самопознания их подлинное я может стать полностью реализовавшейся, самовыраженной личностью.

И тогда выбор правильного изображения профиля, PFP, становится еще одним инструментом из набора для самоидентификации, отвлекающей нас от благодатного дара полученной от Бога идентичности.

Какие уникальные творческие возможности открывает цифровое владение?

Бог-Творец создал человека по своему образу (Быт. 1:27). У нас у всех есть это призвание к сотворению нового, к тому, чтобы создавать нечто ценное и служить обществу своим творчеством. Возможно поэтому одним из первых заданий, поставленных перед Адамом, было задание творческое – назвать всех животных (Быт. 2:19).

В последнее время все больше событий в области культуры происходит онлайн. Мы потребляем все больше цифрового искусства – телешоу, кинофильмы, фотографии, музыка, аудиокниги, подкасты, электронные книги, статьи в средствах массовой информации, бюллетени. Невзаимозаменяемые токены NFT позволяют сделать цифровую интеллектуальную собственность поддающейся проверке собственностью.

Здесь открываются многообещающие возможности.

Например, я люблю исследовать книжные полки. В будущем мы сможем исследовать книжные полки NFT. Ваш друг сможет продать, одолжить или отдать вам цифровую книгу – сейчас сделать это либо неудобно, либо же невозможно. Если вы художник, создающий цифровые картины, вы наконец-то сможете продавать свои работы коллекционерам. И цифровые работы даже можно соотносить с физическими.

Недавно известный художник Дэмиен Херст создал оцифрованную коллекцию своих работ под названием «The Currency» и выставил ее на продажу в виде NFT. Каждый токен NFT содержит изображение высокой четкости передней и задней части каждой работы. В сумме 10000 NFT оцениваются в 500 млн. долларов.

Article continues below

В наибольшем же выигрыше могут оказаться музыканты, поскольку с помощью NFT можно будет обходить платформы потоковой трансляции (которые требуют от артиста миллионы прослушиваний в год, чтобы он мог заработать установленную минимальную сумму) и вместо этого продавать свои треки непосредственно своим поклонникам. Например, группа Kings of Leon свой последний альбом выпустила в виде NFT и заработала на нем 2 млн. долларов.

NFT могут изменить баланс в мировой экономике в пользу создателей произведений искусства, а не платформ, как это есть сейчас, и тогда пожинать плоды своего труда (2 Фес. 3:11–12) смогут те, кто создает эти произведения, а не те, кто их распространяет. Поскольку христиане выступают за ценность творчества и экономическую справедливость, они должны приветствовать такой поворот дел.

Как в цифровую эпоху изменится благовестие?

NFT уже служат в качестве стоимости вхождения в различные онлайн-сообщества. И время от времени эти сообщества даже собираются вживую.

Любители NFT, например, приняли участие в проходившей на выходных вечеринке Manhattan for Ape Fest, открытой исключительно для владельцев NFT из коллекции Bored Ape Yacht Club. И не только они. World of Women, Cool Cats и другие тоже запланировали очные тусовки в Майями. Нетрудно представить себе будущее, в котором под влиянием общего интереса в NFT, свидетельствующих о праве собственности на недвижимость, игровые активы или музыку, будут формироваться как онлайн-, так и физические сообщества.

Вопрос состоит в том, будут ли там представлены христиане, выстраивающие взаимоотношения с людьми ради проповеди Евангелия (Мф. 28:19). Все больше людей живет онлайн, поэтому христиане должны поменять свои подходы к интернету и рассматривать его как миссионерское пространство.

В первом веке апостол Павел рассматривал дороги, которые изначально предназначались для имперской военной машины, с точки зрения их потенциала в деле насаждения церквей. Так же и христиане должны рассматривать интернет, часто используемый для покупок, рекламы и самовыражения, как инструмент евангелизации.

Мы только коснулись темы невзаимозаменяемых токенов NFT и их потенциала, но верующие уже сейчас должны обдумывать, планировать, разрабатывать стратегии и творить в этой сфере.

Божье царство производит процветание там, куда оно достигает, и христиане должны позаботиться о том, чтобы интернет не стал исключением.

Стивен МакКаскелл является признанным кинематографистом, а также энтузиастом Web3. Он приобрел свой первый биткоин в 2013 году, но, к сожалению, так и не понял принципа ходла (хранения криптовалют в течение длительного времени). Стивен вместе с женой и четырьмя сыновьями проживает в Орландо, Флорида, США.

Патрик Миллер – культурный обозреватель подкаста «Правда превыше групповых интересов», а также автор будущей книги «Правда превыше групповых интересов». Он также является пастором церкви The Crossing, в которой он отвечает за интернет-служение и разрабатывает новейшие стратегии онлайн-евангелизации.

[ This article is also available in English. See all of our Russian (русский) coverage. ]